Реализация международных антикоррупционных конвенций в Российской Федерации

19 Декабря 2018

Реализация международных антикоррупционных конвенций в Российской Федерации

 

В 2018 г. исполняется пятнадцать лет со дня принятия Конвенции ООН против коррупции[1]. В ознаменование данного события по решению Генеральной Ассамблеи ООН ежегодно 9 декабря во всем мире отмечается Международный день борьбы с коррупцией. Кроме того, десять лет назад принят Федеральный закон о противодействии коррупции[2]. Следует отметить, что наиболее активные усилия по борьбе с коррупцией наше государство предпринимает именно в течение последних 10–15 лет.

В свое время некоторые критически настроенные люди утверждали, что активизация борьбы с коррупцией в стране носит временный характер, что скоро эта кампания сойдет на нет. Однако действительность наглядно показывает, что за прошедшие годы сформировано обширное антикоррупционное законодательство, возникли новые институты и механизмы противодействия коррупции, созданы соответствующие структурные подразделения в государственных органах, достигнуты, наконец, определенные успехи, заметные не только экспертам, но и населению страны[3]. И хотя никто не собирается останавливаться на достигнутом, свидетельством чему служит новый трехлетний Национальный план противодействия коррупции[4], можно подвести определенные итоги, наметить перспективные направления противодействия коррупции, в том числе с учетом международного опыта. 

Конвенция ООН против коррупции является одним из фундаментальных международных правовых актов, позволяющих бороться с коррупцией на глобальном уровне. Необходимо отметить, что Российская Федерация с самого начала принимала активное участие в разработке как самой Конвенции, так и механизма оценки ее исполнения государствами-участниками.

В нашей стране Генеральная прокуратура Российской Федерации определена органом, ответственным за реализацию положений Конвенции ООН против коррупции по всем вопросам взаимной правовой помощи, за исключением гражданско-правовых вопросов[5].

Представители Генеральной прокуратуры Российской Федерации на постоянной основе принимают активное участие в работе Конференции государств – участников Конвенции ООН против коррупции, деятельности Межправительственной рабочей группы по обзору хода выполнения Конвенции ООН против коррупции, Межправительственной рабочей группы по предупреждению коррупции и Межправительственной рабочей группы по возвращению активов.

В ходе данных мероприятий обсуждаются передовые методы противодействия коррупции, вопросы предупреждения, выявления и пресечения легализации доходов от преступлений коррупционной направленности, укрепления международного сотрудничества в принятии мер по возвращению активов.

На указанных заседаниях обсуждается также работа механизма обзора хода осуществления государствами-участниками положений Конвенции ООН против коррупции в целом, результаты проведенных оценок выполнения странами положений Конвенции ООН против коррупции.

В 2013 г. в отношении Российской Федерации завершен первый цикл механизма обзора выполнения глав III «Криминализация и правоохранительная деятельность» и IV «Международное сотрудничество» Конвенции ООН против коррупции, по итогам которого подготовлен доклад, опубликованный на официальном сайте Генеральной прокуратуры Российской Федерации в сети Интернет[6]. По оценке экспертов ООН, российское законодательство и практика его применения в целом соответствуют глобальным антикоррупционным стандартам.

На 6-й сессии Конференции государств – участников Конвенции ООН против коррупции (ноябрь 2015 г.) было объявлено о запуске второго цикла механизма обзора хода осуществления глав II «Меры по предупреждению коррупции» и V «Меры по возвращению активов» Конвенции ООН против коррупции.

Кроме того, Генеральная прокуратура Российской Федерации в рамках совместного проекта с Управлением ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН) организует обучающие семинары для правительственных экспертов и контактных лиц из различных стран, участвующих в механизме обзора выполнения Конвенции ООН против коррупции. Впервые подобный семинар организован в 2012 г. В нем приняли участие представители стран СНГ, Центральной и Восточной Европы. Результаты семинара получили высокую оценку со стороны как его участников, так и представителей УНП ООН. В дальнейшем по инициативе России на базе Генеральной прокуратуры Российской Федерации совместно с УНП ООН подобные семинары проводились неоднократно. В общей сложности обучение прошли правительственные эксперты из более чем 70 стран мира[7].

В современных условиях коррупция представляет опасность не только для отдельных государств, но и для всего мирового сообщества. Выработка целостной международной стратегии противодействия коррупции и осуществление последовательной и скоординированной политики по ее реализации – насущнейшие задачи нашего времени. Во исполнение международных обязательств Россией за довольно короткий срок было принято более десяти новых федеральных законов, внесены изменения в сорок с лишним действующих федеральных законов, в том числе в Уголовный кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Трудовой кодекс Российской Федерации, в сотни ведомственных нормативных правовых актов. Реальные усилия России по борьбе с коррупцией – это не только сухие отчеты, но и регулярные сообщения о громких делах против крупных чиновников, включая губернаторов, министров.

Реализуя положения Конвенции ООН против коррупции и других международных актов, направленных на предотвращение коррупционных проявлений, российские правоохранительные органы оказывают правовую помощь по уголовным делам, осуществляют выдачу лиц, возврат активов, полученных в результате совершения коррупционных правонарушений, а также обмениваются с компетентными органами иностранных государств нормативно-правовой, статистической, научно-методической и иной информацией в сфере противодействия коррупции.

Отдельным актуальным направлением является повышение уровня антикоррупционного правового сознания и правовой культуры граждан, являющееся важной профилактической мерой противодействия коррупции. Благодаря реализации прокурорами комплекса просветительских мер, направленных на формирование в обществе антикоррупционных стандартов поведения и нетерпимого отношения к коррупции, это направление деятельности активно развивается.

Прокуроры разъясняют нормы законодательства об освобождении от уголовной ответственности за дачу взятки в случае добровольного сообщения об этом, положения закона о существе конфликта интересов, о декларировании доходов и расходов, соблюдении антикоррупционных запретов и ограничений. Формы и методы этой работы из года в год становятся все более разнообразными. Примером может служить проведение Международного молодежного конкурса социальной антикоррупционной рекламы «Вместе против коррупции».

В ряде прокуратур наряду с традиционными формами антикоррупционного просвещения активно использовались такие, как «прямая линия» и «телефон доверия», консультирование по вопросам «бытовой» коррупции. С профилактической целью повсеместно издавались буклеты, брошюры, памятки с разъяснениями новелл антикоррупционного законодательства. Широко использовались возможности социальной рекламы, размещаемой на информационных щитах, стендах, баннерах, ситилайтах, светодиодных экранах, установленных в общественных местах, с информацией об ответственности за совершение коррупционных преступлений.

Разъяснение законодательства с целью повышения уровня правовой культуры общества следует рассматривать как важнейшее направление деятельности органов прокуратуры в системе профилактики правонарушений и преступлений, в том числе и коррупционной направленности.

Наряду с этим остается необходимым проведение российскими правоохранительными органами скоординированной политики в противодействии коррупции, осуществление эффективного взаимодействия с компетентными органами иностранных государств, международными и региональными организациями в сфере борьбы с коррупцией. В этой работе следует активно использовать все формы межведомственного взаимодействия, предусмотренные в российских и международных нормативных документах, посвященных борьбе с преступностью, в том числе коррупционной направленности. В рамках межведомственного сотрудничества руководителей государственных органов, осуществляющих деятельность по борьбе с коррупцией, необходимо обобщать и обсуждать опыт эффективного взаимодействия в борьбе с коррупцией в Российской Федерации и зарубежных странах.

Для выявления и устранения коррупциогенных факторов в нормативных правовых актах, минимизации коррупции в деятельности органов государственной власти целесообразно активизировать сотрудничество соответствующих органов по разработке межведомственных актов, направленных на совершенствование методологии проведения антикоррупционной экспертизы, по созданию программного обеспечения и внедрению электронной базы данных, обеспечению соответствующими ресурсами, проведению обучения сотрудников.

В сфере научного обеспечения антикоррупционной деятельности правоохранительных органов целесообразно активизировать обмен результатами научных исследований, а также научно-методическими разработками по проблемам противодействия коррупции между научными и образовательными учреждениями российских правоохранительных органов.

Образовательным организациям правоохранительных органов, осуществляющим подготовку кадров, рекомендуется включить в учебный процесс чтение лекций и проведение занятий по темам о противодействии коррупции, в том числе в зарубежных странах.

Что касается наших возможностей, то Университет прокуратуры Российской Федерации принимает самое активное участие в проведении исследований и разработке антикоррупционных законопроектов и готов к дальнейшему конструктивному сотрудничеству в рамках рабочих групп и научно-практических собраний любого уровня. Во взаимодействии с другими научными организациями на основе анализа правоприменительной практики продолжаются исследования проблем борьбы с коррупцией, укрепления законности и правопорядка, путей повышения эффективности прокурорского надзора за исполнением законов в сфере противодействия коррупции, изучение основных тенденций в динамике и структуре коррупционной преступности с учетом новых вызовов и угроз в современном мире.

Содержание реализуемых в России антикоррупционных мер во многом определяется предписаниями международных правовых актов, в которых получили отражение выработанные мировым сообществом подходы к решению вопросов борьбы с коррупцией[8]. Подписав Конвенцию Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию[9], Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности[10], Конвенцию ООН против коррупции, а также Конвенцию ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок[11], наша страна приняла на себя юридические обязательства по имплементации положений международных конвенций в сфере противодействия коррупции, и, хотя в целом российское законодательство соответствует их требованиям (а в чем-то и превосходит), нам есть еще над чем работать.  

Так, большинство международных норм об уголовной ответственности за коррупцию последовательно имплементированы в национальное законодательство. Вместе с тем – и на это обращают внимание эксперты Группы государств против коррупции (ГРЕКО)[12] – с точки зрения международных стандартов противодействия коррупции в российском законодательстве реализованы пока не все международно-правовые предписания.

Российская Федерация вступила в ГРЕКО в 2007 г., а в 2008 г. в ускоренном режиме прошла процедуру совмещенного первого и второго раундов оценки ГРЕКО, по результатам которой в адрес Российской Федерации высказано 26 рекомендаций по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики с целью приведения их в соответствие с европейскими антикоррупционными стандартами. В результате осуществленных под руководством Генеральной прокуратуры Российской Федерации мероприятий в декабре 2012 г. на очередном пленарном заседании ГРЕКО успешно представлен отчет в рамках оценки первого и второго раундов[13].

В этом же году в отношении Российской Федерации завершен анализ по третьему раунду оценки по темам «Криминализация преступных деяний» и «Прозрачность финансирования политических партий». В принятом на пленарном заседании ГРЕКО в марте 2012 г. докладе по итогам данного раунда в адрес Российской Федерации высказана 21 рекомендация, 9 – по первой теме и 12 – по второй. При этом многие из них предполагали не просто выполнение одного или нескольких мероприятий, а фактически – целую реформу в той или иной области.

Во исполнение рекомендаций ГРЕКО Генеральной прокуратурой Российской Федерации была развернута масштабная работа, к которой были подключены все заинтересованные органы государственной власти и общественные институты[14].

В результате принят ряд нормативных правовых актов, в том числе предусматривающих изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации, законодательство о политических партиях и выборах различного уровня, издано постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», Генеральной прокуратурой Российской Федерации и другими органами разработано значительное количество организационно-распорядительных и инструктивных документов.

Вопросы, связанные с реализацией рекомендаций ГРЕКО, регулярно по инициативе Генеральной прокуратуры Российской Федерации рассматриваются на заседаниях президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции.

В июне 2014 г. в г. Страсбурге (Франция) состоялось 64-е пленарное заседание Группы государств против коррупции (ГРЕКО), на котором принят отчет о выполнении Российской Федерацией рекомендаций по итогам третьего раунда оценки ГРЕКО. Из 21 высказанной России рекомендации признаны полностью выполненными 3, частично выполненными – 12, невыполненными – 6.

В 2014–2016 гг. Генеральной прокуратурой Российской Федерации совместно с рядом государственных органов проведена работа по выполнению оставшихся рекомендаций. По результатам этой работы на 73-м пленарном заседании ГРЕКО принят второй отчет о выполнении Российской Федерацией рекомендаций ГРЕКО, согласно которому полностью выполненными признаны 11 рекомендаций, частично выполненными – 10, невыполненных рекомендаций не осталось[15].

В 2016 г. в отношении Российской Федерации начато проведение четвертого раунда оценки по теме «Предупреждение коррупции среди парламентариев, судей и прокуроров». В октябре 2017 г. в г. Страсбурге состоялось 77-е пленарное заседание Группы государств против коррупции, на котором принят оценочный доклад в отношении Российской Федерации в рамках четвертого раунда оценки по теме «Предупреждение коррупции в отношении членов парламента, судей и прокуроров».

Указанный доклад, подготовленный по результатам проведенных оценочных процедур (включая визит экспертов ГРЕКО в Россию), содержит сведения о том, что российскими властями ведется целенаправленная работа по противодействию коррупции, а общественное восприятие принимаемых Россией мер борьбы с коррупцией улучшается. ГРЕКО положительно оценены нормы российского антикоррупционного законодательства, регламентирующие вопросы предотвращения и урегулирования конфликта интересов, устанавливающие ограничения, обязанности и запреты во время нахождения в должности и после прекращения трудовой деятельности, а также практика их применения. Вместе с тем России высказано 22 рекомендации по дальнейшему совершенствованию антикоррупционной работы, 8 – касаются деятельности членов парламента, 9 – судей и 5 – прокуроров.

Например, депутатам Государственной Думы и членам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации рекомендовано принять кодекс этики, включающий вопросы получения подарков и других преимуществ, осуществления контактов с третьими лицами, занятия дополнительными видами деятельности и т.д., судьям и прокурорам предписано разработать практическое руководство по вопросам сообщения о подарках, полученных от третьих лиц, в том числе в натуральной форме, а также обеспечить дальнейшее совершенствование регулярного обучения по вопросам предупреждения коррупции, этики и честности.

В настоящее время уполномоченными государственными органами Российской Федерации в пределах установленной компетенции принимаются меры по реализации высказанных им рекомендаций[16].

Важной составляющей участия России в работе ГРЕКО является деятельность российских экспертов при проведении оценок, принятии страновых докладов и отчетов о выполнении рекомендаций. Российские эксперты проводили оценки и выступали в роли докладчиков в отношении Австрии, Андорры, Германии, Испании и других государств.

Следует отметить, что российская делегация в ГРЕКО, представитель которой является членом Бюро, занимает с учетом интересов Российской Федерации активную позицию при принятии важных организационных и правовых решений, в том числе по внесению изменений в правила процедуры ГРЕКО и иные документы. Ежегодно представители Генеральной прокуратуры Российской Федерации принимают участие в четырех пленарных заседаниях ГРЕКО и четырех заседаниях Бюро ГРЕКО[17].

Несмотря на проделанную большую работу по имплементации положений Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию, некоторые международные рекомендации до конца не реализованы. Отчасти это вызвано спецификой отечественной правовой системы. Следует отметить, что многие страны Европы – участники данной Конвенции не имплементируют положения, не согласующиеся с особенностями правовой системы государства. Вместе с тем, на наш взгляд, необходимо дальнейшее совершенствование уголовного законодательства Российской Федерации с учетом международного опыта.

Так, за пределами уголовно-правового регулирования остаются обещание или предложение передать либо принять незаконное вознаграждение, если имеет место приготовление к коррупционным преступлениям небольшой или средней тяжести. В соответствии с ч. 2 ст. 30 УК РФ уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям, в связи с чем приготовление к совершению преступлений небольшой или средней тяжести не является уголовно наказуемым. А ведь именно к их числу относятся наиболее распространенные коррупционные преступления. Это основные составы взяточничества, коммерческого подкупа, подкупа свидетелей, потерпевших, экспертов.

Также ГРЕКО рекомендует включить в предмет взятки любые формы неправомерного преимущества, в том числе любые преимущества нематериального характера, независимо от того, имеют ли они поддающуюся оценке рыночную стоимость или нет. В соответствии с действующим уголовным законом в качестве предмета взятки нельзя, например, рассматривать попустительство или продвижение по службе, выдачу положительной характеристики или рекомендации, трудоустройство и другие неимущественные блага. Вместе с тем общественная опасность подобных деяний ничуть не ниже, чем общественная опасность коммерческого подкупа или взятки, предметом которых выступают имущественные блага[18].

Наконец, отметим пробелы в современном уголовном законодательстве, которые не позволяют эффективно противодействовать таким проявлениям коррупции, когда выгодоприобретателем выступает лицо, оказывающее влияние на должностное лицо с целью совершения последним действий в пользу взяткодателя[19]. В тех случаях, когда выгодоприобретатель является должностным лицом и использует авторитет или иные возможности занимаемой должности для оказания влияния на других должностных лиц, его действия квалифицируются как взятка. Совсем иную природу имеет склонение должностного лица к совершению соответствующих действий в пользу взяткодателя посредством личных, не связанных с должностным положением отношений. Такие действия не являются уголовно наказуемыми, если не обладают признаками подстрекательства к совершению преступления. Вместе с тем в ст. 12 Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию содержится требование о криминализации подобных деяний, получивших название «злоупотребление влиянием». В этой связи представляется необходимым внести соответствующие дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации.

Отмеченные проблемы имплементации некоторых положений международных конвенций – это лишь малая часть вопросов, нуждающихся в научной проработке, обсуждении экспертного сообщества. Вместе с тем имплементация в российское законодательство международных правовых норм должна носить системный, научно обоснованный характер и базироваться на связи законодательства с теорией и практикой. Бездумное заимствование институтов, методов противодействия коррупции, чуждых нашей правовой системе, может быть не только малопродуктивно, но и пагубно для достижения целей минимизации уровня коррупции в стране.

 

Список литературы:

1. Второй отчет о выполнении Российской Федерацией рекомендаций группы государств против коррупции (ГРЕКО) по итогам третьего раунда оценки. URL: https://genproc.gov.ru/anticor/international-cooperation/greco/document-1139028.

2. Доклад Управления ООН по наркотикам и преступности «Страновой доклад об обзоре Российской Федерации». URL: https://genproc.gov.ru/anticor/international-cooperation/oon/document-500507.

3. Дополнение ко Второму отчету о выполнении рекомендаций Российской Федерацией «Криминализация преступных деяний». URL: http://genproc.gov.ru/anticor/international-cooperation/greco/greco2018_2.pdf.

4. Илий С.К. Имплементация норм международных антикоррупционных конвенций в отечественное законодательство // Борьба с коррупцией: теория и практика: сб. материалов науч.-практ. конф. Волгоград: Волгоград. акад. МВД России, 2012.

5. Илий С.К. Международные нормативные правовые акты о противодействии коррупции // Вопр. участия органов прокуратуры в реализации междунар. конвенций против коррупции: сб. материалов науч.-практ. семинара. М.: Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 2015.

6. Интервью первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Буксмана А.Э. электронному изданию «Газета.ru». URL: https://genproc.gov.ru/anticor/international-cooperation/greco/document-1139546.

7. Седых Д.А. Злоупотребление влиянием в корыстных целях // Рос. судья. 2018. № 1.

8. Семин Ю.Ю., Онуфриенко А.В. Опыт участия Генеральной прокуратуры Российской Федерации в международных механизмах противодействия коррупции // Вопр. участия органов прокуратуры в реализации междунар. конвенций против коррупции: сб. материалов науч.-практ. семинара. М.: Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 2015.

9. Состояние законности и правопорядка в Российской Федерации и работа органов прокуратуры. 2017 г.: информ.-аналит. зап. / под общ. ред. ректора Ун-та прокуратуры Рос. Федерации д.ю.н., проф. О.С. Капинус. – М.: Ун-т прокуратуры Рос. Федерации, 2018.

 

Аннотация. Подписав Конвенцию Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию,  Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности,  Конвенцию ООН против коррупции, а также Конвенцию ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок,  наша страна приняла на себя юридические обязательства по имплементации положений международных конвенций в сфере противодействия коррупции, и, хотя в целом российское законодательство соответствует их требованиям (а в чем-то и превосходит), еще есть над чем работать.   Вместе с тем имплементация в российское законодательство международных правовых норм должна носить системный, научно обоснованный характер и базироваться на связи законодательства с теорией и практикой. Представители Генеральной прокуратуры Российской Федерации на постоянной основе принимают активное участие в работе Конференции государств – участников Конвенции ООН против коррупции, деятельности Межправительственной рабочей группы по обзору хода выполнения Конвенции ООН против коррупции, Межправительственной рабочей группы по предупреждению коррупции и Межправительственной рабочей группы по возвращению активов. По оценке экспертов ООН, российское законодательство и практика его применения в целом соответствуют глобальным антикоррупционным стандартам.

 

Ключевые слова: противодействие коррупции, Конвенция ООН против коррупции, международные антикоррупционные конвенции, ГРЕКО, Генеральная прокуратура Российской Федерации.

[1] Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции заключена в г. Нью-Йорке 31.10.2003 // СЗ РФ. 2006 № 26. Ст. 2780; Бюл. междунар. договоров. 2006. № 10. С. 7–54.

[2] Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» // СЗ РФ. 2008, № 52 (ч. I). Cт. 6228.

[3] Состояние законности и правопорядка в Российской Федерации и работа органов прокуратуры. 2017 г.: информ.-аналит. зап. / под общ. ред. ректора Ун-та прокуратуры Рос. Федерации д.ю.н., проф. О.С. Капинус. – М.: Ун-т прокуратуры Рос. Федерации, 2018. С. 106–122.

[4] Указ Президента Российской Федерации от 29.06.2018 № 378 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2018–2020 годы» // СЗ РФ. 2018. № 27. Ст. 4038.

[5] Указ Президента Российской Федерации от 18.12.2008 № 1799 «О центральных органах Российской Федерации, ответственных за реализацию положений Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции, касающихся взаимной правовой помощи» // СЗ РФ. 2008. № 51. Ст. 6140.

[6] Доклад Управления ООН по наркотикам и преступности «Страновой доклад об обзоре Российской Федерации». URL: https://genproc.gov.ru/anticor/international-cooperation/oon/document-500507 (дата обращения: 17.12.2018).

[7] В Генеральной прокуратуре Российской Федерации открылись курсы по подготовке правительственных экспертов, участвующих в механизме обзора хода осуществления Конвенции ООН против коррупции. URL: https://genproc.gov.ru/anticor/international-cooperation/oon/document-1452878 (дата обращения: 17.12.2018).

[8] Илий С.К. Международные нормативные правовые акты о противодействии коррупции // Вопр. участия органов прокуратуры в реализации междунар. конвенций против коррупции: сб. материалов науч.-практ. семинара. М.: Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 2015. С. 14.

[9] Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию заключена в г. Страсбурге 27.01.1999 // СЗ РФ. 2009. № 20. Ст. 2394; Бюл. междунар. договоров. 2009. № 9. С. 15–29.

[10] Конвенция против транснациональной организованной преступности принята в г. Нью-Йорке 15.11.2000 Резолюцией 55/25 на 62-м пленарном заседании 55-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН // СЗ РФ. 2004. № 40. Ст. 3882; Бюл. междунар. договоров. 2005. № 2. С. 3–33.

[11] Конвенция по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок принята в г. Париже 17.12.1997 // СЗ РФ. 2012. № 17. Ст. 1899; Бюл. междунар. договоров. 2012. № 7. С. 72–85.

[12] Дополнение ко Второму отчету о выполнении рекомендаций Российской Федерацией «Криминализация преступных деяний». URL: http://genproc.gov.ru/anticor/international-cooperation/greco/greco2018_2.pdf (дата обращения: 17.12.2018).

[13] Семин Ю.Ю., Онуфриенко А.В. Опыт участия Генеральной прокуратуры Российской Федерации в международных механизмах противодействия коррупции // Вопр. участия органов прокуратуры в реализации междунар. конвенций против коррупции: сб. материалов науч.-практ. семинара. М.: Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 2015. С. 7.

[14] Интервью первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Буксмана А.Э.  электронному изданию «Газета.ru». URL: https://genproc.gov.ru/anticor/international-cooperation/greco/document-1139546 (дата обращения: 17.12.2018).

[15] Второй отчет о выполнении Российской Федерацией рекомендаций группы государств против коррупции (ГРЕКО) по итогам третьего раунда оценки. URL: https://genproc.gov.ru/anticor/international-cooperation/greco/document-1139028 (дата обращения: 17.12.2018).

[16] URL: https://genproc.gov.ru/anticor/international-cooperation/greco/document-1351164 (дата обращения: 17.12.2018).

[17] URL: https://genproc.gov.ru/anticor/international-cooperation/greco/document-1139028 (дата обращения: 17.12.2018).

[18] Илий С.К. Имплементация норм международных антикоррупционных конвенций в отечественное законодательство // Борьба с коррупцией: теория и практика: сб. материалов науч.-практ. конф. Волгоград: Волгоград. акад. МВД России, 2012.

[19] Седых Д.А. Злоупотребление влиянием в корыстных целях // Росс. судья. 2018. № 1. С. 27.